НАМ ПИШУТ

На главную

К оглавлению раздела "Нам пишут"

Для связи с публикатором  воспользуйтесь формой ниже (все поля обязательны, подряд можно дать не более 2-х сообщений). При Вашем желании Ваше мнение может быть опубликовано на этой странице. Или пишите на этот адрес: korczak_home@bk.ru
 
Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Ваше сообщение:  

Нажав "Отправить сейчас!" вы тут же получите уведомление от робота с копией Вашего послания в нечитаемом виде. Пусть это Вас не смущает, робот просто не умеет читать по-русски, но пересылает всё правильно.

Главный раввин Днепропетровской еврейской общины рабби Шмуэль КаминецкийИнтервью с главным раввином Днепропетровской еврейской общины равом Шмуэлем Каминецким

В сентябре-октябре побывал в Днепропетровске и познакомился с жизнью местной общины, также знакомил общину со своей работой. Результатом явилось интервью, любезно данное раввином Шмуэлем Каминецким специально для нашего сайта.

Михаил Польский

- Здравствуйте рабби Шмуэль.

- Здравствуйте.

- Коротко расскажу вам о сайте «Дом Корчака в Иерусалиме», чтобы было понятно направление нашей работы. Кто такой Януш Корчак, вы, наверное, знаете: польский педагог, еврей, который погиб с детьми при уничтожении Варшавского гетто в 42-ом. Их всех убили в Треблинке.

- Да, знаю.


Центральная хабадская синагога Днепропетровска Золотая РозаНаш сайт – память об этом праведнике-«ламедвавнике», за свою жизнь прошедшем путь от почти полной ассимиляции до освящения имени Вс-вышнего – кидуш ашем. И мы стараемся смотреть на всё, что происходит в мире: в воспитании, в культуре, в политике - как бы глазами Корчака из его посмертия. Поэтому нас интересует тшува и всё, что способствует или препятствует ей. И в меру сил боремся с миссионерскими влияниями.

Днепропетровск – это город моего детства. В то время – 50-60-е годы в отношении еврейства здесь была пустыня. Мои родители даже не знали, где находится синагога. Но сейчас, когда я увидел, что происходит в Днепропетровске, я был просто потрясён. Я бы хотел спросить: как вам удалось этого достичь?

- Это не один я, это мы. Днепропетровск всегда был город особый, особые евреи, и они этого хотели. И когда с евреев сняли ограничения быть евреями, всё это проявилось. Никто не может сказать, что он придумал, нарисовал какой-то план... Могу только сказать, что Любавический Ребе, посылая меня сюда, заранее знал, что так и будет. Ребе смотрел на Днепропетровск, как на особый город. Мы, хасиды Хабада, должны в это верить. Я понимаю, что далеко не все евреи являются хасидами Ребе, но, как хасид Ребе, я знаю, что, как написано в псалмах, «тот, кто сеет со слезами, в радости пожнёт снопы свои». Отец Ребе (памятник ему здесь, рядом, улица Баррикадная, 13) и его семья жили здесь. Его арестовали в 39-ом году и посадили, и уничтожили семью. Брат Ребе тоже похоронен в этом городе. С этим многое связано. Но здесь были не только хасиды Хабада. Был ещё раввин Пинхас Гильман, который был главой другой общины. Он умер бездетным, его могилу мы только что привели в порядок. Движение сионизм было тут очень сильное... То есть до советской власти здесь не было никаких ограничений для евреев. Когда была черта осёдлости и евреям запрещалось жить во многих городах, на Екатеринославль это не распространялось. Ещё в сороковом году половина населения здесь были евреи.

В синагоге свадьба! Уголок невесты.Поэтому тут никто ничего не делал специально. Всё это происходит на наших глазах и мы сами удивляемся. И всё-равно этого мало. Современные евреи не знают про йом-кипур! Это сегодня мировая проблема. Конечно и репатриация, и эмиграция, и ассимиляция могли бы повлиять таким образом, что еврейская жизнь здесь не могла бы иметь никакой перспективы. Но пока мы видим, что евреи здесь живут и будут жить, несмотря на то, что наша цель, конечно, видеть евреев в Израиле – это единственная гарантия того, что их внуки будут евреями... Во что бы то ни стало, какие бы проблемы не были в самом Израиле. Но пока евреи здесь живут, надо делать так, чтобы они не потерялись для еврейства.

- Всегда ли синагога Золотая Роза, где мы сейчас находимся, была хабадской? И какие ещё синагоги были?

- Эта синагога не была хабадской. Это была хоральная синагога, центральная синагога города. Папа любавического Ребе рабби Леви-Ицхак, был каббалистом, его синагога была на Миронова 9 – это его хабадская синагога. Он как главный раввин общины, бывал приглашён сюда на праздники, но здесь была ортодоксальная синагога.

- А синагога у моста, она была хабадской?

- Нет. Хабадская была только на Миронова 9. Там наш детский дом сегодня, еврейские мальчики там живут. Очень важный адрес еврейской жизни у нас в городе.

Под хупой- Есть ли у вас контакты с общинами из других мест? Знаю, что, по крайней мере с нашей – общиной поселения Ткоа контакты есть: несколько человек из нашего миньяна родились в Днепропетровске и вернулись сюда уже из Ткоа для работы в вашей общине.

- Мы связаны с хабадским центром Нью-Йорка. Лично я знаю многих хабадников, которые со мной учились, также и с моими родственниками... Но официальная связь у нас только с общиной города Бостон. Это город-побратим Днепропетровска. Община в Америке имеет очень много программ. Но это не по хабадской линии, а по общееврейской. Каждый год едем на собрание посланников Ребе в Нью-Йорке на рош ходеш кислев. Контактируем с хабадскими общинами городов Украины – треть украинских общин хабадские. С раввином Берл-Лазаром – это мой друг.

- Я познакомился с молодыми людьми, которые работают в вашей общине, и узнал, что буквально сегодня–завтра они летят в Америку, в Севен-севенти на Суккот.

- Они едут туда купаться в море радости.
Сейчас очень тяжёлый период наступил. Вы читаете интернет, что в мире происходит? Очень серьёзная ситуация. Она напрямую влияет на нашу общину, на членов нашей общины. Ждём Машиаха с нетерпением, потому что испытания большие. Люди, которые считали себя очень богатыми и уверенными в себе, оказались в очень тяжёлом положении. Может быть, это ещё не чувствуется на улице, но положение очень тяжёлое.

- Но, несмотря на это - вот у вас здесь чертежи нового общинного центра. Он должен быть громадным. Как это Вам удаётся? Откуда берутся средства?

Дорога, по которой вели невесту под хупу усыпана лепестками роз...- Если бы вы со мной поговорили полгода назад, или три месяца назад, я был очень большой оптимист. Всё было на подъёме, все хорошо зарабатывали, все были счастливы... И мы тогда спланировали строительство еврейского центра самого большого в мире. Тридцать шесть тысяч квадратных метров. Он должен быть посвящён войне с ассимиляцией и сохранению еврейского народа в галуте. Что будет сейчас, я не знаю.

- То есть это намного больше еврейского центра в Марьиной роще?

- Скажу вам для сравнения: Марьина роща – это семь с половиной тысяч квадратных метров. А здесь тридцать шесть тысяч. Но тут есть также то, что принесёт доход общине: кроме музея, еврейского центра, будет гостиница и квартиры. Это ничего не будет стоить нам, наоборот, половина здания запланирована как фонд для содержания общины. Так всё продумано. Но сейчас я уже не знаю, что будет. Пока вроде бы продолжают строить. Будет чудо, может быть. Пока тот, кто пожертвовал эти деньги, говорит, что он не отказывается.

- Кто же этот благотворитель? Можно опубликовать его имя?

- Можно. Его зовут Геннадий Борисович Боголюбов. Он президент нашей общины. И он всё это делает совместно со своим партнёром Игорем Валерьевичем Коломойским. Очень хорошие люди. Всё что касается организационной, финансовой стороны жизни общины – всё это их заслуга.

Рав Шмуэль проверяет кашерность обручальных колец- Рабби Шмуэль, я был здесь на Рош-ашана и видел, что в этот день в синагогу невозможно было войта, люди стояли на улице...

- Наша синагога расширяется. По новому проекту зал синагоги будет расширен.

- Но всё-таки в другие дни приходит не так много людей...

- Но искать миньян уже не надо. Я раньше стоял на Рош-ашана на улице у синагоги и спрашивал людей: «Ты еврей? Ты еврей?». Все евреи приходили на Йом-кипур. Рош-ашана - они не знали, что это такое. Я стоял на улице и собирал миньян.

- Я слышал, что до войны в Днепропетровске было несколько десятков синагог...

- Сорок три.

- А сколько сейчас?

- Пять синагог. Кроме двух здесь, дом престарелых, на левом берегу, и в школе.

- Этого хватает?

- Надо ещё. Надо продолжать работать.

- На моих глазах был смешной случай. На Йом-кипур в синагоге один пожилой еврей говорил другому, что к нему приехала его крёстная дочь.

- Люди путаются. Будем работать дальше. Будем стараться.

- И ещё вопрос. Сейчас разворачивает активную деятельность Всемирный конгресс русскоязычного еврейства под руководством господина Шпигеля. Сотрудничаете ли вы с этой организацией?

В сукке во дворе синагоги- Наш Игорь Романов член президиума этой организации, он может лучше рассказать об этом. То есть наш представитель участвует в их конференциях, рассказывает о нас и ему что-то рассказывают. Но каких-то их реальных дел я пока не видел.

- Вопрос более психологического свойства. Вы знаете, что вся история Советского Союза, России в двадцатом веке связана с сотворением кумиров из руководителей государства и рабского поклонения им – от Ленина до Путина. И когда евреи, выросшие в окружении портретов и монументов, приходят в Хабад, они видят вокруг множество портретов Ребе, и это многих из них настораживает. Что вы можете им сказать?

- Портрет Ребе в нашем городе никому не мешает. Он, его семья – это эталон еврейского образа жизни. Когда мы смотрим на его доброе лицо, это нас приближает ещё больше к идишкайт. Потому что Ребе оставил нам множество книг: только в этой комнате, наверно, большая часть книг – это его книги. Когда мы смотрим на доброе лицо духовного отца, это нам напоминает, что надо дальше учиться, ещё требовательнее относиться к себе... Я никогда не видел, что в этом городе это кому-то мешает. Конечно, противники Хабада используют против нас этот факт, но на самом деле, это никого не беспокоит и никому не мешает. Противники всегда найдут какие-то моменты... Но несмотря ни на что, путь Хабада оказался очень правильным, благодаря ему многие евреи вспомнили о еврействе, приблизились к идишкайт. Но мы должны правильно понимать путь, который Ребе нам указал. Не было большего, чем он, цадика из всех, кого я знал. Он знал менталитет народа... Авраам авину тоже был цадик. Но Авраам авину не знал, что такое видео, машина... Ребе был последний, кто знал этот мир в таком виде, как он есть. Если мы правильно понимаем, что он от нас хотел, то мы приближаем приход Машиаха и геулу, в этой нашей жизни.

- Рабби, а как вы относитесь к надписям типа «Король Машиах уже пришёл» рядом с портретами Ребе?

- Я не согласен с такой надписью и у меня их нет. В нашем городе вы видели?

- Да, видел на одном доме.

Игры у сукки- Это, может быть, частный дом. Но в общине нашей я не разрешаю. Я против этих надписей, потому что Ребе этого не хотел. И это не наша цель сравнивать Ребе с Машиахом. Это от чрезмерного усердия – они хотят сделать больше, чем Ребе требовал от нас.

- При жизни Ребе осуществились именно такие вещи, которые свойственны Машиаху: создание государства Израиль, большая алия... Следующий шаг – это построение Храма. Как Хабад относится к стремлению построения Храма в наши дни в материальном смысле.

- Мы ждём этого. Вы думаете, это возможно без Машиаха?

- Нужен Машиах, конечно. Но одобряет ли Хабад, например, работу института Храма в Иерусалиме, который делает храмовую утварь и готовит коэнов и левитов для службы в Храме?

- Не вижу здесь проблемы, это образовательный проект. По указанию Ребе перед тиша бэав три недели изучали даже чертежи Храма. И хочу вам напомнить, что наша община, президент нашей общины Геннадий Боголюбов пожертвовал двенадцать миллионов долларов на работы, которые производятся через Керен Морешет аКотель, это фонд, который исследует пещеры и туннели под Храмовой горой.

- И что там будет? Музей?

- Они просто копают всё дальше и находят всё больше археологических ценностей, ещё от Первого Храма... Это всё мы финансируем.

- Потрясающий проект.

- Это Геннадий Борисович. Но он говорит, что посвящает это нашей общине и делает от её лица. Так что очень серьёзная работа там производится на его пожертвования, чтобы мы могли учиться. Учиться надо. Это очень помогает понимать, когда видишь что-то своими глазами. А по поводу Машиаха – все эти лозунги... Я с этим не согласен. В официальных институтах нашей общины – детские садики, школа, ешива – этого нет. Портреты - да, у меня дома сто портретов. Но надписей, которые могут дать какое-то неправильное, необоснованное направление мыслям... И официально движение Хабад не согласно с этим. Это организация, которую Ребе основал в Нью-Йорке, там сидит руководство – они не согласны с этим.

Макет крупнейшего в мире еврейского общинного центра- У нас на сайте есть раздел, который называется «
Мой Храм». Мы работаем (при поддержке фонда Михаила Чёрного) с организованными группами еврейских детей из разных стран, посылая им материалы, которые выпускает иерусалимский махон бейт амикдаш – Институт Храма. Они читают, изучают со своими руководителями, рисуют, делают поделки, присылают нам, и мы делаем выставки в интернете и на земле. Что вы можете сказать о такой работе? Даёте броху?

- Броху даю. Тем более, если мне это ничего не стоит.:)

- Спасибо. Благодарю вас, рабби Шмуэль, надеюсь, что наш разговор будет полезным для многих.


- Всего вам хорошего на новый год, шана това.

19.10.2008

Опубликовано здесь 24.10.2008


Ответить

ОБСУЖДЕНИЕ

вверх

Рейтинг@Mail.ru rax.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня